Наше служение начинается с языка: мы стараемся произносить святое имя не просто так, а с чувством служения святому имени.